Перейти к содержимому

Бизнес подготовил налоговую реформу


Страховые взносы индивидуальных предпринимателей могут отвязать от МРОТ, ставку НДФЛ увеличить на несколько процентов, а список кредитных организаций сократить на пару сотен уже в ближайшие два года. 

Об этом и многом другом "Российской газете" рассказал глава общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "ОПОРА России" Александр Калинин.

Рост по горизонтали

Так что с подоходным налогом? Вернется ли прогрессивная шкала?

Александр Калинин: Нет, обсуждается только плоская шкала и повышение подоходного налога на физлиц с нынешних 13 до 15 - 17 процентов. При этом устанавливается необлагаемый минимум, допустим, 10 тысяч рублей для всех налогоплательщиков. Этот вычет предлагают эксперты Центра стратегических разработок. Мы схему поддерживаем.

Люди с низкими зарплатами будут платить по факту меньше подоходный налог. При средней зарплате в России 30 тысяч рублей они заплатят налог с 20 тысяч рублей. Если ставка будет 15 процентов, то вместо 3900 рублей налог будет меньше на 900 рублей. Даже при ставке в 17 процентов человек выиграет пятьсот рублей в месяц. Те, кто получает больше, и заплатят больше. В России один из самых низких подоходных налогов. Во Франции для крупных доходов это 70 процентов. Вы миллион получаете, к примеру, и 700 тысяч отдаете государству.

Зачем вы предлагаете "отвязать" от ставки МРОТ страховые взносы индивидуальных предпринимателей?

Александр Калинин: Идея изначально была странная. Чем выше МРОТ, тем больше платят маленькие предприниматели. Они от оборота могут отчислять деньги либо от твердых ставок. МРОТ не должен быть привязан к налогам, к страховым взносам. Иначе индивидуальные предприниматели говорят: "Зачем нам ИП, мы его закрываем".

Как с инвестициями дела обстоят у предпринимателей?

Александр Калинин: Кредитный портфель за два года для малых и средних компаний уменьшился на 20 процентов. Только каждое десятое предприятие берет кредит по факту. Остальные научились жить без кредитов и не готовы в такой ситуации инвестировать. Лишь 13 процентов предприятий вкладываются в дальнейшее развитие.

Можно переломить положение дел?

Александр Калинин: Как один из вариантов, мы подготовили поправки в законодательство о микрофинансовых организациях. Предлагаем поднять планку микрозайма для предпринимателей с нынешних трех до пяти миллионов рублей и на срок до пяти лет взамен трех. С другой стороны, понизить планку Национальной гарантийной системы в рамках работы Корпорации МСП. Чтобы региональные гарантийные фонды могли выдавать кредиты на поддержку проектов от 5 миллионов рублей вместо 10 миллионов, как сейчас. В этом случае малые и средние компании будут покрыты большим количеством кредитов от пяти миллионов рублей, которые смогут получать либо через микрофинансовые организации с госучастием, либо через Корпорацию МСП.

А под какой процент выдают бизнесу займы региональные МФО?

Александр Калинин: По-разному, в зависимости от проектов, решают сами микрофинансовые организации. К примеру, Тюменская область - под семь процентов. Я знаю, что некоторые МФО - под пять. Это зависит и от отрасли. Если сельское хозяйство или производство меньше, сфера услуг, может, чуть больше. Но все равно займы обходятся значительно дешевле, чем сегодня ставки на рынке кредитов.

После разделения МФО на тех, которые кредитуют население и предпринимателей, микрофинансовые организации активно создаются в регионах и при участии муниципалитетов. Кроме того, фондируются напрямую из Центробанка, так что деньги обходятся им гораздо дешевле, чем в банках, это очень хорошее подспорье для бизнеса.

Подушка безопасности

Пока каждая третья заявка малых предприятий на открытие счета в крупном банке отклоняется, не говоря уже о кредитах. Как работать с банками?

Александр Калинин: Сначала о том, почему банки отклоняют заявки. Не мене 2,46 миллиона малых компаний (80 процентов) сегодня являются микропредприятиями с количеством работающих до 15 человек и с оборотом до 120 миллионов рублей в год. По инструкции Центробанка тем, у кого минимальный уставной капитал составляет 10 тысяч рублей, а прописаны они в местах массовой регистрации (не имеют отдельного офиса), рекомендуется отказывать в открытии расчетных счетов. Мы считаем, нужны изменения в инструкцию регулятора, которые бы учитывали специфику микробизнеса.

Кроме того, микропредприятиям, как воздух, необходимо страхование остатков на банковских счетах по аналогии с физлицами и индивидуальными предпринимателями в размере 1,4 миллиона рублей. Сегодня при отзыве лицензий у банков юридические лица - малые компании - в одночасье лишаются всего, что хранили на счетах.

Вы считаете, что сумма в 1,4 миллиона рублей спасет, если на остатках хранится, к примеру, 20 миллионов рублей?

Александр Калинин: Спасет. Я вас уверяю, что у малых предприятий если и хранятся 20 миллионов, то только в крупных банках. Как нам сообщают налоговики, 80 процентов микробизнеса имеет годовой оборот до 20 миллионов рублей, в среднем они оборачивают до двух миллионов рублей в месяц. И, получив страховую выплату, они смогут выплатить зарплату сотрудникам, уплатить налоги с зарплаты. А когда они лишаются этих денег, то ни перезапустить свой бизнес не могут, ни аренду оплатить. С отзывом каждой лицензии сотни, а иногда и тысячи предприятий умирают. И у них должна появиться подушка безопасности. Тем более мы прогнозируем, что в этом году около ста банков лишатся лицензий. И в следующем году столько же.

Эту инициативу обсуждали?

Александр Калинин: Да, и у главы Центробанка она возражений не вызвала. Тем более что лимиты Агентства по страхованию вкладов (АСВ) позволяют это сделать. Мера повышает и доверие к нашей банковской системе. Напомню, что для индивидуальных предпринимателей страховое возмещение введено законодательно. Люди уверены, что 1,4 миллиона рублей при крахе банков им вернут.

Региональные банки нас тоже поддерживают, так как большинство юридических лиц - микропредприятий переводят сегодня счета в Сбербанк, группу ВТБ, Россельхозбанк, Промсвязьбанк и другие крупные банки.

На какое число малых компаний будет распространяться страховка?

Александр Калинин: На 2,5 миллиона предприятий.

"ОПОРА" предлагает выпускать облигации предприятий для физлиц и при этом обнулить подоходный налог с их покупки. Что это даст малому бизнесу?

Александр Калинин: У наших граждан почти 24 триллиона рублей на счетах, сегодня им выгоднее всего хранить деньги на банковских вкладах еще и потому, что проценты не облагаются подоходным налогом. Если бизнес выпускает облигации и население не платит подоходный налог, это удешевляет привлечение денег от граждан. В целом снижается стоимость денег во всей финансовой системе. Выпуск облигаций утверждают Минфин и Центробанк. У них есть все полномочия определить узкий круг компаний по выпуску облигаций. Если они уйдут за деньгами на рынок физлиц, то банки будут больше кредитов давать малому бизнесу.

Самозанятые получат официальный статус уже к лету

Теневой сектор экономики растет и ширится. И если откровенный криминал из него не вывести, то за самозанятых еще можно побороться. Есть шансы вывести их из тени?

Александр Калинин: Федеральный закон о самозанятых касается трех видов деятельности: нянь, репетиторов, сиделок. Они могут зарегистрироваться и не платить налоги два года. Кроме того, регионам дано право расширять виды деятельности. Но что потом? Об этом идет большая дискуссия, которая сейчас, в принципе, обретает нормативное поле. Мы считаем, что для самозанятых нужен отдельный статус, который должен быть прописан в Гражданском кодексе. До июня 2017 года поправки, как мы ожидаем, будут в этот документ внесены. Таким образом, будет исключена любая возможность признания такой деятельности незаконной.

В чем их суть?

Александр Калинин: Вводится понятие "самозанятые". Это граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность и у которых нет наемного персонала. Они встают на учет в налоговой инспекции и платят от своей деятельности в бюджет определенный минимум. По его размеру дискуссия пока открыта. По нашему мнению, минимум должен быть, к примеру, пятьсот рублей в месяц. Минтруд категорически против. Он полагает, минимум - это три тысячи рублей в месяц. Далее самозанятые могут купить патент без всякой отчетности. В той же Америке, например, если человек хочет продавать хот-доги в центре Нью-Йорка, то покупает патент. На месяц, на полгода, и торгует. Перестает платить - теряет право. Это удобно и просто. По факту система патентов для самозанятых давно успешно применяется в России. Почему-то только для трудовых мигрантов, иностранных граждан. Если 8 миллионов самозанятых - а, по нашим оценкам, именно столько таких в России - купят патент, то больше поступит доходов в бюджет. К примеру, при стоимости патента 500 рублей в месяц отчисления в бюджет составят в год 48 миллиардов рублей. Это бюджет одного небольшого российского региона!

Как предлагаете людей контролировать?

Александр Калинин: Для этой категории населения не нужен тотальный контроль. Это лишняя трата государственных средств. Самый главный принцип - нововведения должны быть выгодны самим людям при регулярном получении доходов.

Имея юридический статус самозанятых, они смогут заключать договор от своего имени с работодателем. Сколько случаев, когда женщина посидела с ребенком месяц-два, потом ей сказали: "Ты нам не нравишься, до свидания!" А сейчас в случае спора у нее появится защита по системе гражданско-правовых, а не трудовых отношений. В договоре можно будет прописать соблюдение условий работы. Разграничить ответственность. Если человек входит в правовое поле, его начинает защищать закон. А так он делает все на свой страх и риск.

Кого из самозанятых помимо нянь затронет закон?

Александр Калинин: Уверен, этот режим должен распространяться широко, а не по установленному перечню. Видов деятельности очень много! Например, дизайнеры, многие из них работают в одном числе. Тренеры, программисты, массажисты, таксисты, электрики, помощники по мелким домашним работам, "мужья на час". А почему нет? Те, кто самостоятельно оказывает услуги, получают доход, те и приобретают статус самозанятых. Патенты для самозанятых могут быть также разные на разные виды деятельности.

Регион может самостоятельно определить, как воспользоваться режимом (ограничить виды деятельности, снизить стоимость патентов и т.д.). В Минтруде опасаются, что под эту форму деятельности начнут мимикрировать действующие индивидуальные предприниматели (ИП). Мы убеждаем - этого не будет, если по истечении срока "налоговых каникул" финансово-экономический блок правительства предложит отдельный механизм налогообложения в виде "консолидированного платежа - патента" на отдельный временной налоговый период.

А как вы относитесь к сокращению страховой нагрузки на оплату фонда труда, за которую выступают Минфин и Минэкономразвития?

Александр Калинин: Мы - за! Если ты работаешь на обычной системе налогообложения, то, чтобы выдать рубль зарплаты, должен заплатить больше 60 копеек. НДС - 18 процентов, страховые взносы - 30 процентов и еще подоходный налог в 13 процентов. Мы, таким образом, загоняем зарплаты в тень. Страховые взносы должны составлять максимум 22 процента. Или еще меньше. Минфин увязывает снижение страховых взносов с увеличением НДС. Поскольку если доходы бюджета в одном месте убрать, то они должны возникнуть в другом.

К чему приведет это перераспределение?

Александр Калинин: К обелению зарплат. Кроме того, увеличение НДС выгодно экспортерам, которым НДС возвращается в полном объеме, а значит, появляется дополнительный бонус. Перераспределение положительно скажется на местных бюджетах, они получат больше поступлений от подоходного налога.

Из малых предприятий маневр коснется 240 тысяч компаний с оборотом более 150 миллионов рублей в год, которые платят НДС. Эти и другие предложения будут обсуждаться в мае 2017 года на президентской площадке. С 2019 года те налоговые новации, которые утвердят, вступят в силу.

Скажите, а как себя в целом чувствует малый бизнес?

Александр Калинин: Малый производственный бизнес чувствует себя гораздо лучше, чем малый торговый. Нужно отдать должное Корпорации МСП - производственным компаниям открыт доступ к госзакупкам на полтора триллиона рублей, резко, до 30 дней, сокращены сроки расчетов по контрактам.

К сожалению, бизнес активно не растет, в экономике - стагнация. Уже третий квартал подряд уменьшается прибыль компаний. Это значит, что для роста ситуация на рынке должна измениться, нужны дополнительные меры по улучшению бизнес-климата.

Татьяна Зыкова


Share with friends

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Нет комментариев для отображения
×