Перейти к содержимому

Экономист ВР: запасы остановят рост цены на нефть


Источник: Вести

О перспективах рынка нефти, влиянии дискуссии ОПЕК, капитальных издержках, темпах развития сланцевой революции рассказал в интервью Владимир Дребенцов, главный экономист BP по России и СНГ.

- Как вы оцениваете ход дискуссии ОПЕК относительно заморозки добычи нефти? Как она влияет на рынок нефти?

- Вербальная интервенция она явно благоприятно влияет на цену на нефть, это мы наблюдаем с февраля текущего года. Чем она завершится, это конечно не предсказуемый результат. Потому что в истории ОПЕК было все, что угодно. Страны меняют свои позиции, некоторые страны упорно говорят, что они не присоединятся к решению о заморозке или сокращению добычи. Например, Ирак, на который в последнее время приходилось одно из основных увеличений предложений нефти на мировой рынок. Поэтому давайте посмотрим.

- Как вы оцениваете динамику добычи нефти? Каким странам экономически выгодно?

- Я полагаю, что результатом возможного соглашения о сокращении добычи, а обсуждаются достаточно большие объемы, до 700 тысяч баррелей в сутки, что достаточно много, они конечно неизбежно скажутся на цене. Потому что, если на рынок каждый день выходит излишняя нефть, та нефть, которая в настоящий момент не потребляется, и это оказывает давление на цены сверху, то естественно, если сократить добычу баланс может измениться. Но это краткосрочный эффект. В долгосрочном плане, чего я до сих пор не понимаю, почему изменились расчеты Саудовской Аравии, как лидера ОПЕК, по сравнению с тем, что они как бы насчитали в ноябре 2014 года, когда они решили не сокращать добычу.

- Расчеты, в какой части?

- В расчете цены, которые могут препятствовать наращиванию добычи в Соединенных Штатах Америки. Давайте вспомним, как мы попали в ситуацию разбалансировки рынка в конце 2014 года. Это стало результатом того, что в Соединенных Штатах Америки добыча росла более чем на 1 млн баррелей в сутки в течение 4-х лет подряд. Такого не было никогда в истории мировой нефтяной промышленности. Если цены повысятся, то становится понятным как сократилась добыча нефти в США, а в последнее время стабилизировалась.

- То есть максимум добычи был приблизительно 9,5 млн баррелей в сутки?

- При этом отмечается и стабилизация количества буровых установок. Вот это результат революции сланцевой нефти в Соединенных Штатах.

Стоит оценить также и показатели производительности одного бурового станка. Эти данные позволяют понять, что можно ожидать от нефтяного рынка в ближайшем будущем. Данные говорят о том, что производительность добычи нефти в США на одну буровую установку увеличивается, что означает снижение капитальных издержек на добычу нефти. Естественно снижается и цена, которая обеспечивает безубыточность добычи нефти в США. Так вот если сейчас цена вырастет, я не очень понимаю, что может воспрепятствовать американским производителям сланцевой нефти опять нарастить добычу.

Добыча в Соединенных Штатах упала и стабилизировалась полагаю, что если будет соглашение о заморозке или сокращении добычи, мы увидим возобновление роста американской добычи. Уже в последние 4 месяца идет даже рост числа буровых установок. Таким образом, существуют все предпосылки для роста. Ресурсная база есть, инвестиции осуществляются.

- Как еще долго будет продолжаться технологическая революция в сланцевой добыче нефти? Насколько еще можно повышать производительность?

- Это самое интересное. Предсказывать, когда захлебнется технологическая революция очень трудно. Потому что всем кажется, что, ну вот, еще чуть-чуть и все, больше нельзя. Из общих соображений, весьма полезно смотреть на коэффициент извлечения нефти из сланцевой породы. Он, как вы думаете, какой?

- Думаю, что пока еще достаточно низкий около 20%.

- О, если бы 20%? Он ниже 5%. Соответственно, простор для увеличения добычи за счет совершенствования технологий еще очень велик.

- Как вы оцениваете перспективы исходя из себестоимости производства нефти и предельной дополнительной стоимости каждого нового барреля нефти?

- Да, в 2014 году для удовлетворения мирового спроса требовалось около 93-94 млн баррелей нефти в сутки, при этом цена была выше $50 за баррель. Таким образом, мы видим результаты технологических изменений, прежде всего в Соединенных Штатах Америки, которая смещает кривую предложения, и обеспечивает те же объемы добычи при более низких ценах.

- Предположим, что издержки сланцевой компании постоянно снижаются на какую-то величину. Таким образом, они колеблются в диапазоне 30-40 долларов за баррель, правильно?

- Но это не наши расчеты. Кстати я должен сказать, что это расчеты агентства Platts. Но разброс достаточно большой, потому что разные месторождения. Есть месторождения, у которых себестоимость ниже 20.

- Если говорить о средних показателях?

- Средние показатели сильно меняются. Вот если бы я вам принес график, сделанный в 2014 году в ноябре другим известным консультантом, не буду его упоминать, там получалось, что американская сланцевая нефть одна из самых дорогих в мире. И в общем-то, когда ОПЕК, и прежде Саудовская Аравия, принимали решение не заканчивать добычу, они думали, что падение цены вытеснит с рынка именно этих производителей нефти. Оказалось, что это не так. Оказалось, что вот сейчас сланцевая нефть она в диапазоне 20-30, где на самом деле и российская нефть.

- Для сланцевой нефти необходима более высокая цена для того, чтобы начинать проект. Российскую нефти можно добывать при очень низких котировках. Как тогда определить себестоимость, кто выживет?

- Сланцевый процесс добычи нефти действительно революционный процесс, который вообще-то стал уже почти промышленным. Для традиционной нефти характерен инвестиционный цикл, измеряемый годами. Бурение скважин на сланцевых месторождениях сейчас занимает неделю-две. Поэтому все работает на пользу американским сланцевым добытчикам. Ранее существовало мнение о том, что инвестиции и кредиты американским сланцевым компаниям, добывающим нефть из сланца, стали давать гораздо с меньшей охотой. Это правда. Но почему-то забывают вторую часть. Что это не единственный источник финансирования. Если оценить данные по финансированию американских добытчиков нефти из сланцевых месторождений, то последние 2 года инвестиции непрерывно растут за счет размещений на вторичном рынке акций.

- Тогда возникают 2 аспекта, которые нужно понять о сланцевой нефти. Во-первых, как быстро инвестиции могут возвращаться на рынок? Во-вторых, как эти инвестиции могут повлиять на потолок цен на нефть?

- Да, это влияние на долгосрочную перспективу. Пока есть ресурсная база в Соединенных Штатах и пока есть инвесторы, которые вкладывают деньги, цена все время будет стремиться к тому уровню, который будет препятствовать стремительному наращиванию добычи нефти в США. Если цена вдруг уйдет сильно вверх, Соединенные Штаты опять начнут наращивать добычу более чем на 1 млн баррелей в сутки, и рынок опять придет в состояние конца 2014 года по разбалансировке, когда увеличение предложения будет намного опережать прирост спроса.

- В 2015 году очень активно обсуждалась сланцевая нефть, строились разные прогнозы, говорили о том, что надолго ее не хватит. Пик добычи придется на 20-22-й год, и дальше он постепенно начнет снижаться просто по естественным причинам. Изменилось ли что-то вот за этот год?

- Вы знаете, это правда. Где-то середина 20-х годов еще совсем недавно представляла конечный период исчерпания запасов сланцевой нефти в Соединенных Штатах Америки. Но технологические совершенствования все время отодвигают этот предел. Более того, если слушать геологов, которые как раз предоставляют подобные данные, оценить добычу нефти, их профиль добычи на традиционных месторождениях, он всегда достигает пика. Моя проблема, как экономиста, что я из года в год вижу, как эти данные все время смещаются.

Пик-ойл это было как бы экстремальное претворение этих данных, говорящих о том, что когда-то предложение нефти не сможет расти так быстро, как будет расти предложение. На самом деле за последний год стало популярно говорить о теории пиковой нефти с другой стороны. Что скорее всего может быть достигнут пик спроса на нефть раньше, чем будет достигнут пик предложения.

- Таким образом сланцевая нефть может добываться растущими объемами и за пределами середины 20-х годов?

- Да, это история не только Соединенных Штатов Америки. Мы, правда, не ожидаем повторения такого же успеха, потому что было много факторов, которые специфичны для Соединенных Штатов Америки. В том числе, наличие большого бурового флота. Потому что число скважин измеряется десятками тысяч. То есть вам нужен все равно флот. Нужна развитая инфраструктура, нужна инвестиционная инфраструктура. Этого нет во всех странах.

- Насколько потребитель нефти и те, кто превращают нефть в нефтепродукты в Штатах, готовы работать со сланцевой нефтью. Есть ли какая-то специфика?

- Нет. Она совершенно, в общем, нормальная, хорошая нефть. Обратная как раз проблема, что спецификация ряда НРЗ она как бы устроена под более тяжелую нефть. Но, там есть замещение. Эту нефть можно вывозить, потому что Соединенные Штаты Америки сняли запрет на экспорт сырой нефти, и замещать это, с точки зрения мирового баланса, это на самом деле непринципиально. Это не является препятствием наращивания добычи.

- Есть ли какой-то своеобразный потолок, который обеспечивает сланцевую индустрию, есть ли пол цен на нефть, обусловленный чем бы то ни было?

- Пол цен на нефть, как и пол цен на любой продукт по экономической теории и практике соответствует операционным издержкам на добычу данного вида сырья. То есть это операционные издержки. Даже если вы догоните это до 10 долларов, вот это примерно низ. Потому что пока цены не упадут ниже, пока компания возмещает свои операционные издержки, она продолжает добывать. Потому что она не максимализирует прибыль, но минимизирует убытки.

- Если мы возьмем все это, совместим воедино, каков ваш взгляд на рынок нефти в ближайший год-два? Чего вы ожидаете, с точки зрения коньюнктуры цен?

- Мы ожидаем постепенной балансировки. Другое дело, что этап балансировки спроса и предложения отодвигается, и с точки зрения цен мы понимаем, что даже после того как рынок сбалансируется, в результате ли решения ОПЕК или по другой причине, еще будет некоторый период сокращения коммерческих запасов нефти. Потому что тот период, когда нефти производилось больше, чем потреблялось, нефть же не исчезала, она шла в запасы, и этих запасов достаточно много. Существующие запасы нефти можно использовать почти год, и соответственно это будет сдерживать рост цен.

- Насколько я понимаю историческая норма это все-таки запасы в районе 8 месяцев?

- Да, сейчас выше. В настоящее время запасы насчитывают примерно 300 миллионов баррелей лишней нефти, их нужно будет продавать. Таким образом, можно добывать 1 млн баррелей нефти в сутки в течении 300 дней за счет сокращения запасов до нормального уровня. Мы пока говорим только о коммерческих запасах в развитых странах.

- Почему же тогда все же цены на нефть сумели восстановиться до уровня $50-52 за баррель, если теоретически предложение есть?

- Потому что, цены являются результатом как фундаментальных рынков, так и результатом игры на рынках. Все это знают. Но я не назову спекулятивным, но люди инвестируют. Понятно, что ряд людей считают, что цена будет расти, другие люди, которым продают контракты, считают, что она будет падать. Подобные ожидания влияют на краткосрочную динамику цен. Но как я уже сказал, мы продолжаем считать, что в долгосрочном плане все равно важно, ни какую цену платят на рынке, а по какой цене нефть добывается. И это как раз то, о чем мы с вами говорили.


Share with friends

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Нет комментариев для отображения
×