Перейти к содержимому

В России началась приватизация изобретений


Источник: РГ

Минпромторг открывает сезон бесплатной приватизации государственных инноваций. Для этого все готово, в том числе и нормативно-правовая база.

Задача - увеличить новаторский потенциал отечественной промышленности. Ради этого государство готово поделиться с бизнесом изобретениями, патентами и ноу-хау.

Сейчас на Российскую Федерацию оформлено десяток тысяч разных изобретений, секретов ноу-хау, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ. Подготовительные процедуры для передачи прошли уже около трех тысяч результатов интеллектуальной деятельности во всех отраслях промышленности. Их детальный список размещен на сайте ведомства (РИД /результаты интеллектуальной деятельности/).

Наши патенты и изобретения - это не какие-то абстрактные схемы на производство неведомо чего. На момент передачи прав пройдены все технические испытания и представлен комплект документов для получения государственной регистрации. А бизнесу остается только внедрить изобретения в производство. Но мы не раздаем интеллектуальные права просто так: получатель должен доказать, что будет действительно применять их на практике, причем только на территории России.

Бизнесу, заинтересованному в получении прав, следует направить в Минпромторг официальный запрос. Затем составляется и подписывается договор о безвозмездной простой неисключительной лицензии на использование РИД сроком на три года. Если за это время предприятие сможет внедрить изобретение в промышленное производство, то получит исключительное право на него.

Я полагаю, что эта мера государственной поддержки, во-первых, крайне актуальна, во-вторых, простимулирует инновационное развитие экономики, в-третьих, поможет импортозамещению.

Для возвращения ведущих позиций в мировом научно-техническом прогрессе мы должны сформировать эффективную инновационную систему: слаженное взаимодействие науки, государства и бизнеса. Существует колоссальная проблема: все участники инновационного процесса дистанцированы друг от друга или существуют обособлено: отсутствует интерес бизнеса к научно-исследовательским разработкам, производства к науке. А в условиях кризиса бизнес вообще не рискует инвестировать в инновации. Именно поэтому государство готово открыть свои интеллектуальные закрома, на формирование которых ежегодно выделяются миллиарды рублей.

Здесь мы не оригинальны. Например, в США в прошлом веке патенты на результаты исследований, финансируемых государством, долгое время принадлежали правительству, которое не имело специального механизма их коммерциализации, они "пылились" на полках и не работали. Стратегическая задача состояла в том, чтобы заставить их работать на развитие и технологизацию экономики, превратив их из "чистых убытков" в подобие инвестиции. На фоне растущего технологического отставания от Японии и усиливающейся мощи СССР эта ситуация становилась все менее терпимой. Разумеется, о том, чтобы посадить науку на голодный паек, не могло быть и речи, но и финансировать ее по-старому тоже было невозможно.

После принятия широко известного Закона Бэя-Доула (Bayh-DoleAct) положение резко изменилось: университеты получили права на изобретения, созданные при использовании государственного финансирования. Новый подход заключался в том, что, отказавшись от прав на интеллектуальную собственность, государство выводило на рынок права на научно-технические результаты.

Например, Стэнфорд решил запатентовать результаты исследования по рекомбинации ДНК еще в 1974 году, однако смог получить патент лишь в 1980 году.

Ученые отказались от идеи "запирать" содержащуюся в этом патенте важную научно-исследовательскую методологию путем заключения эксклюзивного договора. Стэнфордский университет предлагал ее за скромное вознаграждение всем заинтересованным сторонам. В результате метод получил быстрое распространение, и уже в 1982 году корпорация Genentech разработала и коммерциализовала на основе этой биотехнологии человеческий инсулин.

В России тоже есть свой "закон Бэя-Доула": Постановление Правительства, принятое в 2012 году, которое урегулировало передачу прав на изобретения и другие результаты интеллектуальной деятельности исполнителям госконтрактов. Предприятия получили возможность вовлекать права на научные изобретения в хозяйственный оборот, и тем самым использовать их в экономике страны. Тем не менее, массовая приватизация изобретений не началась. В первую очередь, в связи с тем, что у организаций, готовых использовать результаты интеллектуальной деятельности, возникала дополнительная налоговая нагрузка, ведь интеллектуальная собственность, передаваемая безвозмездно, является прибылью. Но проблему решили: вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, освобождающие организации от дополнительного налогового бремени.

Отказавшись от своих прав на интеллектуальную собственность, государство намерено позволить самим изобретателям или частным компаниям ее коммерциализировать. По экспертным оценкам, в России пока используется в сфере производства только от 8 до 10 процентов инновационных идей и проектов. В Японии реализуется 95 процентов инноваций, в США - 62 процента. Настало время переломить ситуацию и у нас.

Виктор Евтухов (заместитель министра промышленности и торговли)

Материал подготовила Татьяна Зыкова


Share with friends

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Нет комментариев для отображения
×