Перейти к содержимому

Рынок нефти выдохся


Организация стран - экспортеров нефти (ОПЕК) не собирается готовить предложения по заморозке добычи нефти к ближайшему заседанию картеля, которое назначено на 2 июня. 

Более того, некоторые страны Персидского залива, которые выступали за такой метод поддержки нефтяных цен, теперь считают его бессмысленным.

Об этом агентству Bloomberg вчера сообщили сразу несколько делегатов встречи членов ОПЕК в Вене, которая прошла в среду. Нефтедобытчики обсуждали вопрос баланса спроса и предложения на мировом рынке. Но заморозку добычи убрали из повестки, так как в этом больше нет нужды, сказали собеседники агентства. Об этом же еще в апреле говорил российский министр энергетики Александр Новак. Тогда он допустил, что к июню заморозка станет бессмысленной, так как рынок окажется умнее переговоров и сам сбалансируется.

Тем не менее Венесуэла не оставляет надежд на продолжение переговоров. После неудавшихся переговоров России, ОПЕК и еще шести стран в Дохе 17 апреля министр нефтяной и горнорудной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино пригласил всех участников встречи на открытое заседание в мае или начале июня.

Сейчас, по данным Bloomberg, речь уже идет о том, чтобы пригласить не состоящие в ОПЕК страны на июньскую встречу картеля. По словам нескольких делегатов, до сих пор никакого ответа на это не последовало.

Александр Новак после дохийской встречи дал понять, что членам ОПЕК для начала необходимо договориться о дальнейших действиях внутри картеля, а уже потом привлекать к переговорам третью сторону. Как уточнили "Российской газете" в минэнерго, позиция ведомства с тех пор не поменялась.

Скорее всего, не сдвинет с мертвой точки затухшие переговоры и новости, пришедшие из Ирана. Как сообщил телеканал Al Arabiya со ссылкой на источник в Национальной иранской нефтяной компании (NIOC), республика уже увеличила добычу нефти до 3,8 миллиона баррелей в сутки. В марте, по данным ОПЕК, полученным непосредственно от Ирана, страна добывала 3,4 миллиона баррелей (см. инфографику).

Международное энергетическое агентство (МЭА) и сам картель оценивали досанкционный уровень добычи в Иране в районе 3,7-3,74 миллиона баррелей, если брать среднее значение за 2012 год, когда были серьезно ужесточены санкции Соединенных Штатов и Европейского союза против нефтяной отрасли республики. В январе 2016 года они были отменены.

Иранские власти после этого не раз уверяли, что присоединятся к любой инициативе по балансировке рынка, но только в случае, если вернут производство нефти на прежний уровень. Формально он достигнут, но пока "никаких новых предложений от Ирана по дальнейшим консультациям не поступало", уточнили в пресс-службе российского минэнерго.

В дохийском встрече Иран не принимал участие, и это заставило Саудовскую Аравию пересмотреть свою позицию. Из-за ультиматума Эр-Рияда о том, что все члены ОПЕК обязаны поставить подпись в соглашении, переговоры не удались. Так есть ли смысл к ним возвращаться, если Иран молчит, а Россия ждет, когда ОПЕК озвучит компромисс?

"Пока ситуация на нефтяном рынке парадоксально стабилизировалась: совокупность положительных информационных "толчков" вывела цены на нефть на приемлемый уровень - 45-47 долларов, - рассуждает доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС при президенте РФ Иван Капитонов. - Это ставит под вопрос результативность гипотетической заморозки добычи. Нужна ли она? Сказать трудно. Ясно одно: уровень цен выше 50 долларов за баррель чреват активизацией работы сланцевых компаний США. Но, думаю, арабский мир не даст цене скакнуть выше 50 долларов".

По сути, контролировать этот процесс будет Саудовская Аравия, которая в состоянии еще сильнее нарастить добычу. Последние полгода она стабильно производит более 10,2 миллиона баррелей в сутки (Россия добывает 10,8-10,9 миллиона). Выходит, у рынка и так есть потенциальный искусственный регулятор, цель которого - лишить кислорода американский сланец.

Иран также не остановится на достигнутом: заявленная им цель - четыре миллиона баррелей добычи в сутки к июню или июлю 2016 года - остается достижимой. Проблема в том, что рынок вряд ли узнает, сколько на самом деле производит Иран. Есть множество оценок - и от МЭА, и от BP, и даже сама ОПЕК дает каждый месяц две статистические таблицы (по вторичным источникам и по информации, полученной непосредственно от члена картеля).

Если, например, NIOC позднее оценит добычу республики в 4,1 миллиона баррелей, а МЭА - в 3,8 миллиона, то это сильно отразится на финансовом рынке. Иван Капитонов полагает, что достижение такой психологически важной отметки отзовется на котировках провалом на 3-4 доллара. С другой стороны, на физический рынок изменение на 200-300 тысяч баррелей при мировой нефтедобыче более 90 миллионов баррелей в сутки не отразится.

Не пострадает и российская нефтяная отрасль: для нее нынешний уровень цен комфортен, как и для федерального бюджета, о чем говорил Александр Новак. По прогнозу министра, уже в 2017 году на рынок нефти вернется баланс спроса и предложения даже без заморозки добычи.

Европейским нефтепроизводителям необходима цена нефти Brent 90 долларов за баррель, чтобы выйти на безубыточность, а для компаний BP и Shell эта цена составляет 73 доллара, подсчитали аналитики Fitch. Для России эксперты оценивают этот уровень в 30 долларов, но такая цена Brent занижена и не может продержаться даже в краткосрочной перспективе, уверены в Fitch.

4_polosa-850.jpg

Инфографика РГ/Мария Пахмутова/Александра Воздвиженская

Александра Воздвиженская


Share with friends

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Нет комментариев для отображения
×