Перейти к содержимому

ЦБ: сценарии развития экономики


Источник: Коммерсантъ

Банк России опубликовал мягкий сценарий спада экономики в разгар биржевого обвала

Декабрьской доклад Банка России о денежно-кредитной политике впервые частично описал стресс-сценарий развития экономической ситуации при падении нефти до $60 за баррель до 2017 года — это спад ВВП в диапазоне 4,5-4,7% в 2015 году и 0,9-1,1% в 2016-м с последующим восстановлением роста до 5,7% ВВП в 2017 году. Этот прогноз, видимо, уже не слишком актуален. Расчеты ЦБ основывались на постепенном развитии кризиса, а события 15 декабря на валютном рынке демонстрируют: дело уже не только в денежно-кредитной политике и цене нефти, все зависит от того, какими методами власть будет останавливать всеобщее бегство из рубля в последние две недели 2014 года.

Ежемесячный доклад ЦБ о денежно-кредитной политике (ДКП) был опубликован во второй половине дня — в момент, когда после немасштабных (около $500 млн) интервенций Банка России курс российского рубля к доллару США перестал укрепляться и стал падать, вечером на внебиржевом рынке в Лондоне достигая уровня 66 руб./$. По сведениям источников в банковских кругах, публикации ЦБ было посвящено оперативное совещание руководства Банка России — само по себе обнародование вполне рядового документа носило серьезные политические риски. По крайней мере, из заявления совета директоров Банка России при повышении ключевой ставки 11 декабря ключевая цифра доклада, предсказание "мягкой" рецессии при снижении цен на нефть до $60 за баррель, была изъята.

Вчера самый тяжелый из официальных прогнозов экономического развития все же был опубликован. В нем Банк России снижает прогноз оттока капитала на 2014 год с $128 млрд до $134 млрд, в основном сценарии прогнозные цены на нефть снижены до $80 за баррель, а также опубликован один из двух ранее лишь частично раскрытых стресс-сценариев ДКП — прогнозов динамики макропоказателей при снижении цен на нефть до $60 за баррель. Напомним, впервые о расчете во властных структурах РФ такого рода стресс-сценариев стало известно в... сентябре 2014 года, официально ЦБ заявил о существовании у него сценариев ДКП при падении цен нефти до $60 за баррель (один — для краткосрочного падения нефти до этого уровня с последующим "отскоком" до $80 в 2015 году, другой — для постоянного снижения к этому уровню среднегодовых цен на нефть до 2017 года) 2 декабря. Вчера доклад регулятора впервые официально подтвердил расчеты для самого худшего варианта — длительного снижения экспортных цен, полного набора неблагоприятных факторов в торговле и привлечении инвестиций (санкции и контрсанкции, закрытие "кредитного окна" после 2015 года) и адаптации экономики к новым условиям лишь в 2017 году.

Эта часть доклада, очевидно, "дошлифовывалась" в ЦБ в последние часы перед публикацией — в кратком резюме текста цифры прогнозного падения ВВП несколько расходятся с таблицами в приложении. Впрочем, суть их остается той же: при устойчивом снижении цен на нефть в 2014 году до $60 за баррель (то есть при текущей ситуации — вчера нефть Brent колебалась в диапазоне $60-63 за баррель, среднесрочные факторы, обеспечивавшие падение нефти последние недели, не менялись) ВВП России должен снизиться на 4,5-4,7% в 2015 году и на 0,9-1,1% (по другой версии, на 0,7%) в 2016-м с взрывным ростом на низкой базе в 5,6-5,8% в 2017 году и выходом на траекторию роста в 1-1,2% ВВП в год в дальнейшем. Инфляция в этом сценарии возвращается к целевому ориентиру в 4% в том же 2017 году, торговый баланс остается профицитным в этом сценарии на уровне $126-129 млрд, счет текущих операций меньше $22 млрд не падает ни в каком сценарии.

Отметим, стресс-сценарий ЦБ по-прежнему имеет статус менее вероятного, чем базовый — в котором нефть в 2015 году стоит в среднем $80 за баррель, ВВП в 2015 году не падает (первый замглавы ЦБ Ксения Юдаева вчера предположила в беседе с информагентствами, что в первом квартале 2015 года ВВП в этом сценарии все же упадет), а снижение роста (до 0,7% ВВП) откладывается на 2016 год с последующим вялым (1,1% ВВП) восстановлением в 2017 году — по-прежнему основной прогноз ЦБ. Как и предполагает режим инфляционного таргетирования, курс рубля прогнозами Банка России сознательно не упоминается и не рассчитывается.

Впрочем, ограниченная актуальность расчетов Банка России для текущей ситуации связана скорее не с ценой нефти, а с тем, что прогноз явно рассчитан для другой динамики развития событий — даже в сентябре--ноябре 2014 года можно было говорить об адаптации экономики к внешнему шоку, каковым является обвал цен на нефть, но в декабре 2014 года основной проблемой, очевидно, является бегство из рубля, начало валютной паники и малопредсказуемая реакция населения и компаний на сверхсильный и совершенно неожидаемый шок — обвал рублевого курса в режиме свободного плавания.

Вчера вечером, исходя из внебиржевых курсов, зафиксировано пятидесятипроцентное ослабление рубля к бивалютной корзине, большая часть изменения курса пришлась на период после 4 ноября, ситуация также осложняется грядущими рождественскими каникулами и закрытием рынков (напомним, это было важным фактором нестабильности на валютном рынке в январе 2014 года, предопределившим картину первого раунда девальвации рубля в феврале--марте 2014 года), отсутствием однозначной реакции исполнительной и президентской ветвей власти на происходящее, заявлениями Следственного комитета о "проверке" действий ЦБ и нестабильной внешнеполитической ситуацией. По сути, в ближайшие две недели и в январе 2015 года ЦБ предстоит бороться не столько с крайне неудачным и непредсказуемым стечением "счетных" обстоятельств, сколько с валютной паникой и возможным влиянием ее на банковский сектор.

Некоторые сигналы к тому, что ситуация развивается нелинейно, есть в самом докладе ЦБ от 15 декабря. Так, регулятор констатирует, что на 1 января 2014 года зафиксировано не увеличение, а реальное снижение объема долларовых депозитов населения — в отличие от депозитов юрлиц: денежные долларовые сбережения населения в банковской системе в течение ноября, исходя из данных ЦБ, снижались. ЦБ не приводит версии о том, что стоит за этим явлением. С одной стороны, рост рублевых депозитов может означать (неудачную) попытку физлиц-инвесторов зафиксировать полученную на курсовых разницах прибыль. В показателе может также отражаться бегство населения из долларовых депозитов в наличную валюту и на рынок недвижимости. Наконец, не исключено и направление населением части запасов валюты на текущее потребление. Второй момент в докладе о ДКП, свидетельствующий о нелинейности развития ситуации,— крайне подробное и совершенно без каких-либо выводов обсуждение масштаба роста инфляции в ближайшие недели из-за девальвации рубля. На развивающихся рынках опыт двукратной девальвации при практически зажатой (4,8% роста М2 год к году в ноябре) денежной массе отсутствует — Россия, видимо, первой в мире сталкивается с таким набором входящих факторов.

До этого экономика вела себя достаточно предсказуемо, так, ноябрьский раунд девальвации привел к мягкому (0,4%) снижению промпроизводства и относительно плавному сокращению импорта. Но в любом случае, эффекты, сопровождающие ситуацию на середину декабря 2014 года, будут уже сильно отличаться от всего, что происходило в ноябре,— и "мгновенный шок" такого размера в весьма крупной экономике, очевидно, придется купировать соразмерными решениями ДКП. Пока правительство России и Кремль категорически отвергают варианты введения валютного контроля и обязательной продажи валютной выручки, однако риски, по крайней мере, обсуждения этой меры как ответа на валютную панику предсказуемо велики. Спецоперация по рублевому кредитованию "Роснефти" показывает, что ЦБ может прибегать к необычным ходам, и политические факторы будут для власти не менее значимыми при принятии решений, чем чисто макроэкономические. Хотя вчера на ломбардном аукционе ЦБ часть облигаций "Роснефти" эксперты неофициально обнаруживали, "Роснефть" отвергла предположения о том, что какая-то часть из 625 млрд руб. появится на валютном рынке. Это не мешает всему гигантскому займу "нависать" над падающими рынками и ожидать других попыток окологосударственных компаний решить свои финансовые проблемы "неэмиссионной" поддержкой ЦБ.

В целом, в ближайшие дни главная угроза для рубля — не столько нефть, сколько многолетняя практика "ручного управления" в экономике РФ, соблазн применения которой в обход независимости ЦБ растет. Цена ошибки "ручного управления" именно в таких ситуациях возрастает многократно.

Дмитрий Бутрин


Share with friends

0 комментариев в этой статье

Гость
Комментировать статью...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Нет комментариев для отображения
×